Marcinkiewicz

___
  • 370 members

About us

Марцинкевич Александр Николаевич


Представитель шляхетского (и дворянского) рода Марцинкевичей герба Лебедь

Исследователь родословной и ДНК-генеалогии рода Марцинкевичей

Участник создания аллеи шляхетских и дворянских родов на территории Лошицкого парка в г. Минске 16 апреля 2016 г.



ДНК-генеалогия шляхетского рода Марцинкевичей герба Лебедь


В данном исследовании рассмотрим результаты ДНК-тестов мужчин-Марцинкевичей, протестированных мной, и сравним полученные выводы с известными генеалогическими данными. За основу взят Y-ДНК тест, так как Y-хромосома практически без изменений передаётся от отца к сыну и позволяет определить близкородственные связи «по мечу» - именно так, как передаётся шляхетство. Выясним, поможет ли это в исследовании генеалогических деревьев предков.

На данном этапе обработаны результаты шести участников. Из них один человек протестирован только на 12 STR-маркеров (участки повторов нуклеотидных цепочек, обозначаются именем маркера и значением количества повторов), три человека – на 111 маркеров плюс Big Y500 (около 500 дополнительных маркеров), два – на 12 плюс Big Y500. Для сравнения результатов имеются три результата из близких по времени зарождения гаплогрупп (групп схожих гаплотипов (наборов маркеров), имеющих общего предка с одной и той же единичной  мутацией нуклеотида – SNP).

Приводить все 500+ маркеров не имеет смысла, ограничимся выявлением различающихся участков – при наличии хоть одного результата, отличного от других протестированных для этого маркера значений, выносим его в отдельную таблицу.

DYS390

DYS19

DYS385

DYS439

DYS442

DYS534

DYS446

Y-GATA-A10

DYS587

 

25

16

12-14

12

 

 

 

 

 

 

25

16

12-14

11

14

12

13

14

19

 

25

16

11-14

12

-

-

-

-

-

 

25

16

11-15

12

-

-

-

-

-

 

24

15

11-14

12

14

12

12

13

19

 

24

16

11-14

12

13

13

13

14

18

 

Y111 Panels 1-5: 9/111 = 0,0811 (frequency) SNPs with differences

Таблица 1. Различающиеся значения 1-ой – 5-ой панелей (первых 111-ти маркеров).

FTY214

DYS608

DYS542

FTY348

FTY201

FTY217

DYS544

FTY289

FTY150

DYS543

DYS637

FTY612

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

15

9

14

7

8

5

10

13

-

13

11

15

15

9

14

7

8

7

10

12

-

14

12

14

14

10

13

7

8

7

9

12

9

14

12

13

15

9

14

8

9

7

10

12

9

13

12

13

15

9

14

7

8

-

10

12

10

14

12

15

Y500 Panel 6: 12/441=0,027 (frequency) SNPs with differences

Таблица 2. Различающиеся значения 6-ой панели (маркеры из Y500).

На 111-ти маркерах у трёх протестированных между друг другом имеются шесть отличий (шесть маркеров, каждый из которых отличается на 1, то есть в сумме на 6 шагов). Это достаточно близкий результат. Даже без учёта одной фамилии, FTDNA даёт 95,62% вероятности нахождения общего предка на глубине 12 поколений. Это до 300-от лет назад и в архивах имеются документы того времени (ревизия 1795-го года). Фамилии шляхетских родов возникли гораздо раньше во многих случаях, так что это реальное родство, возможное подтвердить документально.

Generations (Поколения)

Percentage (Вероятность общего предка)

4

24.89%

8

76.12%

12

95.62%

16

99.41%

20

99.93%

24

99.99%

Таблица 3. Вероятность наличия общего предка.

Более того, все Марцинкевичи вынесены в свою собственную ветвь (SNP-мутацию) на дереве гаплотипов – R-BY30636. То есть они обладают отличной от других, своей «собственной», родовой мутацией SNP, образованной 300-400 лет назад. Это важно в практическом применении. Любой человек, имеющий данную мутацию (протестированный положительно на данный снип) – Марцинкевич. По крайней мере он точно принадлежит к изученному документально дереву, так как генеалогия протестированных известна и время образования нового снипа – 100-120 лет в среднем, а на этом промежутке времени больше нет общего предка с именем Марцин, который мог бы быть родоначальником фамилии.

Рисунок 1. Снип Марцинкевичей – R-BY30636.

Хорошо, а что даёт сравнение с представителями иных гаплогрупп? На Рисунке 1 видны предковые гаплогруппы – R-YP1182 и R-YP515. Есть два представителя первой и один – второй гаплогруппы. Сравним, на сколько отличаются значения Марцинкевичей и их. Обозначения: [30636] – все Марцинкевичи, [1182] – все представители R-YP1182, [515] – то же для R-YP515.

Всего различных маркеров:

На 1-ой – 5-ой панели

На 6-ой панели

[30636]

21 из 552

9

12

[30636] + [1182]

49 из 552

30

19

[30636] + [1182] + [515]

54 из 552

34

20

Таблица 4. Количество отличающихся маркеров при сравнении с разными гаплогруппами.

Хорошо видно, что даже с ближайшими родственными гаплогруппами количество отличающихся маркеров быстро растёт. И возраст общего предка исчисляется тысячелетием и более. Это уже выходит за временные рамки формирования большинства (если не всех) фамилий, поэтому в генеалогическом плане эти связи менее значимы.

Итак, мы не прибегая к помощи бумажной генеалогии пришли к выводу о близком (в генеалогическом плане, до 12-15 поколений) родстве протестированных Марцинкевичей. Что ещё можно вывести на основе сравнений гаплотипов как самих Марцинкевичей, так и при сравнении их гаплотипов с предковыми? Можно выстроить предковый гаплотип Марцинкевичей – тот вероятный набор маркеров, который был у нашего общего предка и сравнивать свои результаты с ним, чтобы видеть, у каких ветвей какие маркеры и на каком этапе начали мутировать. Так как протестировано достаточное количество Марцинкевичей с известной генеалогией, я смог легко выстроить такой гаплотип (трудности возникли лишь с одним маркером с множеством значений). Сравнение с гаплотипами предковых гаплогрупп позволило удостовериться в правильности построения и верно определить исходное значение у по-разному мутировавшего маркера. Так, я выяснил, что являюсь носителем своей «персональной» мутации, то есть основоположником новой генетической ветви рода Марцинкевичей. Мутация возникла либо у моего отца, либо у меня. Подобные мутации имеются в каждой ветви и позволяют позиционировать протестировавшихся в родственные генетические группы, что упрощает в последующем поиск документальных подтверждений родства – можно пробовать начать поиски с известных данных по общей группе.

Рисунок 2. Гаплогруппы ветви R1a.

В заключение, немного информации от исследователей зарождения и распространения различных субкладов (гаплогрупп). R-BY30363, как и предковые R-YP1182 и R-YP515, относят к центрально-европейским славянским субкладам, образованным в пределах территорий современной Польши и Беларуси. Большинство представителей R-YP515 и братского ему R-L1029 – выходцы с территории современной Польши. Учитывая, что снип Марцинкевичей моложе и представители его последние сотни лет жили на территории современной Беларуси, а также то, что имеются сведения о переезде пра-пра… из приграничья с современной Литвой и Польшей – можно сделать предположение о дальнем общем (около)польском предке. Есть задел для дальнейших поисков. Итак, род Марцинкевичей – свой, местный, древний, славянский.


Методика отбора тестируемых и проверки степени родства по аутосомным тестам


Не секрет, что фамилия произошла от имени, то есть уникальной, скорее всего, не является. Однако, это даёт основание полагать, что искать и объединять ветви рода можно минимум до нахождения первого известного упоминания Марцина, отец которого не указан либо был ещё без фамилии. В моей прямой ветке есть предок Марцин девять поколений назад. Но известны ещё четыре поколения вглубь с иными именами предков. То есть это не предел поисков, а просто документальные сведения, найденные на данный момент. Для проверки родословного древа и, тем более, утверждения о принадлежности к нему без наличия документальных свидетельств необходимо выполнить ряд изысканий и дополнительных проверок, выработать принципы отбора и проверки вновь тестируемых.

Для начала был сделан максимальный набор тестов себе – создан эталон, с которым производится сравнение. Так как по мужской линии все имеющиеся совпадения были очень далёкими, пришлось искать людей, попадающих (предположительно или точно) в древо судя по территории расселения предков и основываясь на выполненных в архиве изысканиях с построением максимально полных ветвей. Попутно были сделаны аутосомные тесты матери (для поиска методом исключения родственников отца), а также сёстрам отца и троюродной сестре – это позволило подтвердить, что я действительно являюсь сыном отца и внуком деда, то есть имеет смысл искать именно Марцинкевичей, к коим я и принадлежу.

Рисунок 3. Схема родства восьмиюродной тёти и девятиюродного брата.

Одной из первых была протестирована дочь одного из Марцинкевичей из Березинского района. Это рядом с Борисовским районом, и она довольно хорошо помнила своих предков. Её прадед присутствовал в моём древе (сама она мне приходится восьмиюродной тётей), это было здорово, но недостаточно – требовался Марцинкевич-мужчина. И я нашёл такого – тест по мужской линии показал, что он родственник мне. Проверка по аутосомам подтвердила сведения из архива, что он троюродный племянник (в данном случае общие сегменты передались от супружеской пары Марцинкевича-прадеда и его жены а степень родства обозначена как 2nd Cousin – 3rd Cousin, что значит: троюродные – четвероюродные, и полностью соответствует действительности) первой протестированной – моей восьмиюродной тёти. Более того, он ещё помнил её престарелого отца, который время от времени посещал кладбище и родственников. Это был первый прорыв – найден мой документально и генеалогически проверенный девятиюродный брат. У меня есть и более дальние родственники до двенадцатого колена, но для проверки древа по мужской линии это был важный этап. Кстати, наш общий предок – Марцин. Именно здесь, на глубине девятого – двенадцатого поколения, образовался общий снип Марцинкевичей – R-BY30636.

Рисунок 4. Общие сегменты троюродного племянника в хромосомном браузере теста восьмиюродной тёти.

На данный момент имеются протестированные Марцинкевичи (также имеющие снип R-BY30636, то есть из моего древа), ожидающие проверки в архиве – из-за распространённости одинаковых имён требуется уточнение отчества прадеда для верной связи с общим древом. После этого будут сделаны аутосомные тесты потомков найденных общих предков с целью подтверждения верной привязки. Территория расселения часто страдала во время войн, так что приходится тестировать множество родственников в случае отсутствия точных документальных сведений.

Рисунок 5. Схема родства с троюродными дядей и тётей.

Ещё одним прорывом стало нахождение моего троюродного дяди (его сын и я – четвероюродные братья). Он написал мне сам (не зная о степени нашего родства), прочитав о моих поисках – я упоминал погибшего во время войны его дядю. Это был сложный период проверок, так как это мои ближайшие родственники после троюродных и так глубоко никто из старожилов уже не помнил. Я нашёл троюродную тётю из рядом расположенных мест и также её протестировал. Оставалось найти достаточные общие области по аутосомам. Я сравнил результаты трёх троюродных (брата и двух сестёр): моей родной тёти и найденных дяди и тёти. Они между собой определились как троюродные – пятиюродные (2nd Cousin – 4th Cousin), что очень хорошо согласуется с известным родством. Более того, у них имеется один большой общий сегмент, доставшийся от общего предка. Так как по мужской линии дядя точно попадал в моё древо (положительный результат теста на снип R-BY30636), я изучил воспоминания его и тёти, сравнил с датами и именами на кладбище, проверил древо в архиве и выяснил: мой прадед и дед дяди – полные братья (оба от первой жены прапрадеда), а дед троюродной тёти – от второго брака прапрадеда. То есть наличие общего сегмента у всех троих подтверждает их общее происхождение именно от Марцинкевича-прапрадеда.

Рисунок 6. Общие сегменты троюродных дяди и тёти в хромосомном браузере теста сестры отца.

Процесс не стоит на месте: результаты тестов ожидают ещё три Марцинкевича. Более того, постоянно расширяется известная география расселения, ищутся новые сведения в архивах. Подтверждение архивных сведений, чувство сопричисления к одному большому древу, нахождение давно утерянных связей с близкими – вот главный результат. Троюродная тётя угощает мёдом и козьим творогом, дальние Марцинкевичи (из моего древа, ожидают проверку на точную степень родства в районе шестиюродных) парили в бане и всегда рады гостям – все мы разные, близкие и далёкие, но веточки единого рода Марцинкевичей.

Отмечу, что у нас более ста человек было отмечено в самом первом известном древе – род большой и достаточно дружный: один из предков завещал наследство сыновьям и они обосновались в нынешнем Борисовском районе, один из представителей рода оставил всем веткам свои накопления, ещё один за сорок человек оплачивал гербовые пошлины, объединённые усилия двоюродных – пятиюродных помогли утвердиться новым поколениям. Я также продолжу делать вклад в общее дело рода.


Объединение ветвей


Рисунок 7. Колодец в Луже. Фото: Марцинкевич Александр Николаевич.

Когда я был в гостях у троюродной тёти, я упомянул, что наши предки жили ещё в Щаврах, Луже… На это она ответила, что в Щавры приезжал Дунин-Марцинкевич (на самом деле Марцинкевич) и написал там «Щавровские дожинки», и сделала вывод, что он к нам приезжал. По известным сведениям, он приезжал работать в Щавры и не к нам, но вот пообщаться ничто не мешало: в 1850-х там и в соседних селениях проживали и рождались Марцинкевичи из моего древа: Викентий, Марцин, Рафаил (моя прямая ветка), Василий, Иозефат – Щавры; Викентий (моя прямая ветка), Гилярий –  Лужа. Не пишу уже про Гуту, Козубец, Песчанку, Клён, Крестоповщину, Шею…

Рисунок 8. Щавры и окрестности. Источник: https://orda.of.by/

Степень родства в таких случаях помогут установить архивные изыскания и тесты различных представителей. Чем глубже подтвердится связь – тем древнее и шире будет общее древо. Пока из каждых пятисот опрошенных 90% отмалчиваются, 7% – не интересуются, 1,5% – откровенно против, 1% – интересуется, но тестироваться отказывается, и только 0,5% в лучшем случае соглашаются протестироваться, но не всегда помнят предков дальше деда. Так что процесс идёт, пока сам его двигаешь. Если у вас проснулось желание стать частью чего-то большего, влиться в клуб родственников и друг-другу братьев – двери всегда открыты. Ждём вас!